За год рост налоговой нагрузки почувствовала почти каждая вторая компания в России

253 Несмотря на налоговый мораторий, «ползучий» рост фискальной нагрузки продолжается. Для многих предприятий бремя становится непосильным, особенно в условиях падающего спроса, растущих издержек и недоступных кредитов. Как улучшить деловой климат, в интервью «Российской газете» рассказал президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин.

 

Александр Николаевич, в марте РСПП должен представить доклад о состоянии делового климата. Наверняка работа уже идет. Можете раскрыть какие-то подробности?

 

Александр Шохин: Конечно, окончательные итоги не подведены, но уже сейчас можно сделать предварительные выводы.

 

Почти половина компаний полагают, что за 2016 год деловой климат ухудшился. Четыре из десяти (40 процентов) указали, что налоговая нагрузка на их бизнес выросла, и только 5,8 процента почувствовали некоторое снижение налогового бремени. Так что, несмотря на позитивные изменения в деловом климате, есть над чем работать.

 

До 2018 года налоги «как бы» не трогают. А что потом? Какие у вас прогнозы?

 

Александр Шохин: Вы правы, когда делаете оговорку «как бы». Практика показывает, что «ползучий» рост нагрузки продолжается, несмотря на мораторий.

 

А с этого года изменился порядок учета убытков, увеличились пени, корректируются подходы к налогообложению в нефтегазовой сфере. И это только часть решений в налоговой сфере. Результат — бизнес чувствует рост нагрузки.

 

Но в прошлом году удалось добиться важной уступки бизнесу — в Основные направления налоговой политики на следующую трехлетку был включен расчет фискальной нагрузки на основании методологии, подготовленной РСПП. Следующий шаг, который предстоит сделать, — обеспечить неувеличение уровня фискальной нагрузки исходя из этой методики.

 

Каким образом?

 

Александр Шохин: Отдельным направлением работы являются неналоговые или обязательные публичные платежи. При активном участии РСПП и других деловых объединений принят план мероприятий по систематизации неналоговых платежей и формированию единого перечня неналоговых платежей, закреплению в законодательстве единых правил установления, исчисления и взимания таких платежей, а также повышению эффективности их администрирования. Его ключевые элементы — законодательное урегулирование порядка установления, исчисления и взимания неналоговых платежей, формирование их реестра и мораторий на введение новых платежей.

 

Аналитики американских банков JP Morgan Chase и Morgan Stanley посоветовали своим клиентам в этом году делать ставки на укрепление рубля. А в минэкономразвития уверены в росте доллара. А какой ваш прогноз?

 

Александр Шохин: В условиях существующей неопределенности и волатильности валютных рынков строить прогноз мне кажется весьма неблагодарным занятием. Слишком много факторов, влияющих на колебание курсов, слишком много «шумов», которые не дают четко увидеть тренды.

 

Мне остается только надеяться, что 2017 год окажется благоприятным для российского рубля, чем предыдущий, и он не будет чрезмерно укрепляться. Стабильность курса — в любом случае отвечает интересам российского бизнеса и граждан.

 

А иностранным инвесторам насколько интересны российские финансовые активы?

 

Александр Шохин: Сейчас они малопривлекательны из-за неуверенности и непредсказуемости дальнейшего развития событий.

 

Какой, по вашим ожиданиям, будет политика ЦБ РФ в 2017 году? Продолжит регулятор чистку банковского сектора?

 

Александр Шохин: Продолжит, так как механизм расчистки банковского сектора запущен, усилился надзор, выросли требования, внедряется МФСО, поэтому количество банков будет уменьшаться.

 

Темпы могут снизиться, но с рынка будут уходить кредитные организации, нарушающие законодательство или потерявшие ликвидность из-за взятия на себя неуправляемых рисков.

 

В 2017 году, по всей видимости, будет принят закон о пропорциональном регулировании в банковской сфере. Таким образом будет создана так называемая трехуровневая банковская система: ЦБ, банки с универсальной лицензией (системообразующие) и банки с базовой лицензией (региональные банки).

 

Концептуально поддерживая регулятора, РСПП направил председателю Банка России свои предложения и замечания. Этот закон в случае его принятия также может повлиять на количество кредитных организаций на рынке. РСПП рекомендовал ЦБ в законопроекте учесть важное обстоятельство: резкое ограничение банковских операций для небольших банков в современных условиях может повлечь за собой недоверие к такой категории банков и, соответственно, массовый отток клиентов из них.

 

Последствия — нарушение стабильности банковской системы. Ставка должна делаться не на ограничение субъектного состава заемщиков, а на объемы кредитования в зависимости от финансовых показателей банков.

 

Аналитики прогнозируют снижений ключевой ставки ЦБ до 8,5 в 2017 году. Каков ваш прогноз по ставке и по инфляции?

 

Александр Шохин: Если ситуация не изменится по инфляции, то в феврале можно ожидать снижения ключевой ставки. До конца 2017 года, соглашусь с прогнозом ЦБ, инфляция может составить 4 процента годовых. При такой инфляции мой прогноз: ключевая ставка в 8, а может быть в 7,5 процента вполне вероятна.

 

С ВТБ спешить не будут

 

Будет ли отложена приватизация ВТБ до снятия санкций? Если санкции не снимут, каковы шансы, что она пройдет в 2017 году?

 

Александр Шохин: Задача по реализации ВТБ представляется на порядок сложнее, чем в случае с «Роснефтью», из-за введенного режима санкций.

 

ВТБ — инвестиционно-банковская группа. И действующие ограничения в части доступа на рынки капитала являются существенным риск-фактором для потенциальных покупателей акций, особенно иностранных. Кроме того, наличие санкций затрудняет проведение справедливой оценки бизнеса компании для целей определения стоимости ее акций, предлагаемых в рамках приватизации.

 

Если же говорить о скорости приватизационных процессов в целом, то в текущих условиях они не могут быть быстрыми. Как показывает пример с «Роснефтью», залогом успешности сделки является ее тщательная подготовка. Поскольку перед Россией не стоит задача «продавать любой ценой», то любой продаже неизбежно будет предшествовать множество этапов: взаимодействие с инвестконсультантом, проведение оценки, далее в зависимости от выбранного способа приватизации — переговоры с потенциальными инвесторами, структурирование сделки, получение необходимых разрешений (ФАС, правительственная комиссия по иностранным инвестициям), проведение размещения на бирже.

 

Что же касается темпов приватизации небольших государственных компаний, которых подавляющее большинство, то здесь есть возможность ускорить проводимую работу.

 

Иностранцам у нас — дорога

 

Минэкономразвития предлагает снять ограничение на покупку иностранцами акций малых и средних российских компаний (не более 49 процентов)? Улучшит ли инициатива инвестиционный и бизнес-климат?

 

Александр Шохин: РСПП поддерживает предложение министерства. Это поможет малым и средним компаниям стать более привлекательными для иностранных инвесторов и при этом сохранить все соответствующие статусу субъекта МСП преференции по доступу к господдержке, кредитованию, участию в госзакупках и прочее.

 

Создание в России малых компаний иностранными производителями снижает риски санкционных ограничений

 

Как показал совместный опрос РСПП-FleishmanHillard Vanguard, о сложностях с доступом к кредитным ресурсам заявили 36,5 процента опрошенных российских компаний и 35 процентов компаний с иностранным капиталом, работающих в России. Конечно, наличие иностранного участника не гарантирует компании доступа к капиталу, особенно в условиях низких темпов роста мировой экономики. Но для промышленных субъектов МСП с иностранным участием важен доступ к широкому перечню механизмов и инструментов поддержки, включая поддержку экспорта, возможность работы в научных, промышленных и индустриальных парках, использование услуг центров коллективного доступа к высокотехнологичному оборудованию, а не только финансовые услуги.

 

Таким образом, повышение предельной доли участия для иностранных юридических лиц способствует росту уровня локализации производства в России иностранными компаниями. И снижает риски санкционных ограничений для передовых технологий, расширяет возможности для встраивания в глобальные цепочки добавленной стоимости российских малых и средних компаний, работающих с субъектами МСП с иностранным участием на одних площадках (например, в индустриальных парках).

 

Вместе с тем, чтобы избежать рисков поглощения малых и средних предприятий крупными иностранными компаниями, необходимо, чтобы иностранные компании тоже имели статус субъекта МСП. Учитывая, что сведения об иностранных юридических лицах отсутствуют в едином реестре субъектов малого и среднего предпринимательства, можно было бы для подтверждения их соответствия критериям, предусмотренным в Федеральном законе «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», использовать заверенные копии отчетности, сдаваемой в органы власти в государствах, где зарегистрированы эти юридические лица, и содержащей необходимую информацию по доходу и среднесписочной численности работников.

Поделиться: