Предприниматели отказываются от кредитов и инвестиций

 Страховые взносы индивидуальных предпринимателей могут отвязать от МРОТ, ставку НДФЛ увеличить на несколько процентов, а список кредитных организаций похудеть на пару сотен уже в ближайшие два года. Об этом и многом другом «Российской газете» рассказал глава общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александр Калинин.

Как себя чувствует малый бизнес?

Александр Калинин: Малый производственный бизнес чувствует себя гораздо лучше, чем малый торговый. Нужно отдать должное Корпорации МСП — производственным компаниям открыт доступ к госзакупкам на полтора триллиона рублей, резко, до 30 дней, сокращены сроки расчетов по контрактам. К сожалению, бизнес активно не растет, в экономике — стагнация. Для роста ситуация на рынке должна измениться, нужны дополнительные меры по улучшению бизнес-климата.

Как вы относитесь к сокращению страховой нагрузки на оплату фонда труда, за которую выступают минфин и минэкономразвития?

Александр Калинин: Мы — за! Если ты работаешь на обычной системе налогообложения, то, чтобы выдать рубль зарплаты, должен заплатить больше 60 копеек. НДС — 18 процентов, страховые взносы — 30 процентов и еще подоходный налог в 13 процентов. Мы, таким образом, загоняем зарплаты в тень. Страховые взносы должны составлять максимум 22 процента. Или еще меньше. Минфин увязывает снижение страховых взносов с увеличением НДС. Поскольку если доходы бюджета в одном месте убрать, то они должны возникнуть в другом.

К чему приведет это перераспределение?

Александр Калинин: К обелению зарплат. Кроме того, увеличение НДС выгодно экспортерам, которым НДС возвращается в полном объеме, а значит, появляется дополнительный бонус. Перераспределение положительно скажется на местных бюджетах, они получат больше поступлений от подоходного налога.

Из малых предприятий маневр коснется 240 тысяч компаний с оборотом более 150 миллионов рублей в год, которые платят НДС. Эти и другие предложения будут обсуждаться в мае 2017 года на президентской площадке. С 2019 года те налоговые новации, которые утвердят, вступят в силу.

Рост по горизонтали

А с подоходным налогом что? Вернется ли прогрессивная шкала?

Александр Калинин: Нет, обсуждается только плоская шкала и повышение подоходного налога на физлиц с нынешних 13 до 15-17 процентов. При этом устанавливается необлагаемый минимум, допустим, 10 тысяч рублей для всех налогоплательщиков. Этот вычет предлагают эксперты Центра стратегических разработок. Мы схему поддерживаем. Люди с низкими зарплатами будут платить по факту меньше подоходный налог. При средней зарплате в России 30 тысяч рублей они заплатят налог с 20 тысяч рублей. Если ставка будет 15 процентов, то вместо 3900 рублей налог будет меньше на 900 рублей. Даже при ставке в 17 процентов человек выиграет пятьсот рублей в месяц. Те, кто получает больше, и заплатят больше. В России один из самых низких подоходных налогов. Во Франции для крупных доходов это 70 процентов. Вы миллион получаете, к примеру, и 700 тысяч отдаете государству.

Зачем вы предлагаете «отвязать» от ставки МРОТ страховые взносы индивидуальных предпринимателей?

Александр Калинин: Идея изначально была странная. Чем выше МРОТ, тем больше платят маленькие предприниматели. Они от оборота могут отчислять деньги либо от твердых ставок. МРОТ не должен быть привязан к налогам, к страховым взносам. Иначе индивидуальные предприниматели говорят: «Зачем нам ИП, мы его закрываем».

Как с инвестициями дела обстоят у предпринимателей?

Александр Калинин: Кредитный портфель за два года для малых и средних компаний уменьшился на 20 процентов. Только каждое десятое предприятие берет кредит по факту. Остальные научились жить без кредитов и не готовы в такой ситуации инвестировать. Лишь 13 процентов предприятий вкладываются в дальнейшее развитие.

80 процентов микробизнеса имеет годовой оборот
до 20 миллионов рублей, по данным налоговых органов

Можно переломить положение дел?

Александр Калинин: Как один из вариантов, мы подготовили поправки в законодательство о микрофинансовых организациях. Предлагаем поднять планку микрозайма для предпринимателей с нынешних трех до пяти миллионов рублей и на срок до пяти лет взамен трех. С другой стороны, понизить планку Национальной гарантийной системы в рамках работы Корпорации МСП. Чтобы региональные гарантийные фонды могли выдавать кредиты на поддержку проектов от 5 миллионов рублей вместо 10 миллионов, как сейчас. В этом случае малые и средние компании будут покрыты большим количеством кредитов от пяти миллионов рублей, которые смогут получать либо через микрофинансовые организации с госучастием, либо через Корпорацию МСП.

А под какой процент выдают бизнесу займы региональные МФО?

Александр Калинин: По-разному, в зависимости от проектов, решают сами микрофинансовые организации. К примеру, Тюменская область — под семь процентов. Я знаю, что некоторые МФО — под пять. Это зависит и от отрасли. Если сельское хозяйство или производство — меньше, сфера услуг, может, чуть больше. Но все равно займы обходятся значительно дешевле, чем сегодня ставки на рынке кредитов.

После разделения МФО на тех, которые кредитуют население и предпринимателей, микрофинансовые организации активно создаются в регионах и при участии муниципалитетов. Кроме того, фондируются напрямую из Центробанка, так что деньги обходятся им гораздо дешевле, чем в банках, это очень хорошее подспорье для бизнеса.

Подушка безопасности

Пока каждая третья заявка малых предприятий на открытие счета в крупном банке отклоняется. Как работать с банками?

Александр Калинин: Сначала о том, почему банки отклоняют заявки. 2,46 миллиона малых компаний (80 процентов) сегодня являются микропредприятиями с количеством работающих до 15 человек и с оборотом до 120 миллионов рублей в год. По инструкции Центробанка тем, у кого минимальный уставной капитал составляет 10 тысяч рублей, а прописаны они в местах массовой регистрации (не имеют отдельного офиса), рекомендуется отказывать в открытии расчетных счетов. Мы считаем, нужны изменения в инструкцию регулятора, которые бы учитывали специфику микробизнеса.

Кроме того, микропредприятиям, как воздух, необходимо страхование остатков на банковских счетах по аналогии с физлицами и индивидуальными предпринимателями в размере 1,4 миллиона рублей. Сегодня при отзыве лицензий у банков юридические лица — малые компании — в одночасье лишаются всего, что хранили на счетах.

Вы считаете, что сумма в 1,4 миллиона рублей спасет, если на остатках хранится, к примеру, 20 миллионов рублей?

Александр Калинин: Спасет. Я вас уверяю, что у малых предприятий если и хранятся 20 миллионов, то только в крупных банках. Как нам сообщают налоговики, 80 процентов микробизнеса имеет годовой оборот до 20 миллионов рублей, в среднем они оборачивают до двух миллионов рублей в месяц. И, получив страховую выплату, они смогут выплатить зарплату сотрудникам, уплатить налоги с зарплаты. А когда они лишаются этих денег, то ни перезапустить свой бизнес не могут, ни аренду оплатить. С отзывом каждой лицензии сотни, а иногда и тысячи предприятий умирают. И у них должна появиться подушка безопасности.

Эту инициативу обсуждали?

Александр Калинин: Да, и у главы Центробанка она возражений не вызвала. Тем более что лимиты Агентства по страхованию вкладов (АСВ) позволяют это сделать. Мера повышает и доверие к нашей банковской системе. Региональные банки нас тоже поддерживают, так как большинство юридических лиц — микропредприятий переводят сегодня счета в Сбербанк, группу ВТБ, Россельхозбанк, Промсвязьбанк и другие крупные банки.

На какое число малых компаний будет распространяться страховка?

Александр Калинин: На 2,5 миллиона предприятий.

Ключевой вопрос

Самозанятые получат официальный статус уже к лету 2017 года

Теневой сектор экономики растет и ширится. И если откровенный криминал из него не вывести, то за самозанятых еще можно побороться. Есть шансы вывести их из тени?

Александр Калинин: Федеральный закон о самозанятых касается трех видов деятельности: нянь, репетиторов, сиделок. Они могут зарегистрироваться и не платить налоги два года. Кроме того, регионам дано право расширять виды деятельности. Но что потом? Об этом идет большая дискуссия, которая сейчас, в принципе, обретает нормативное поле. Мы считаем, что для самозанятых нужен отдельный статус, который должен быть прописан в Гражданском кодексе. До июня 2017 года поправки, как мы ожидаем, будут в этот документ внесены.

В чем их суть?

Александр Калинин: Вводится понятие «самозанятые». Это граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность и у которых нет наемного персонала. Они встают на учет в налоговой инспекции и платят от своей деятельности в бюджет определенный минимум. По его размеру дискуссия пока открыта. По нашему мнению, минимум должен быть, к примеру, пятьсот рублей в месяц. Минтруд категорически против. Он полагает, минимум — это три тысячи рублей в месяц. Далее самозанятые могут купить патент без всякой отчетности. В той же Америке, например, если человек хочет продавать хот-доги в центре Нью-Йорка, то покупает патент. На месяц, на полгода, и торгует. Перестает платить — теряет право. Это удобно и просто. По факту система патентов для самозанятых давно успешно применяется в России. Почему-то только для трудовых мигрантов, иностранных граждан. Если 8 миллионов самозанятых — а, по нашим оценкам, именно столько таких в России — купят патент, то больше поступит доходов в бюджет. К примеру, при стоимости патента 500 рублей в месяц отчисления в бюджет составят в год 48 миллиардов рублей. Это бюджет одного небольшого российского региона!

Как предлагаете людей контролировать?

Александр Калинин: Для этой категории населения не нужен тотальный контроль. Это лишняя трата государственных средств. Самый главный принцип — нововведения должны быть выгодны самим людям при регулярном получении доходов.

Имея юридический статус самозанятых, они смогут заключать договор от своего имени с работодателем. Сколько случаев, когда женщина посидела с ребенком месяц-два, потом ей сказали: «Ты нам не нравишься, до свидания!» А сейчас в случае спора у нее появится защита по системе гражданско-правовых, а не трудовых отношений. В договоре можно будет прописать соблюдение условий работы. Разграничить ответственность. Если человек входит в правовое поле, его начинает защищать закон. А так он делает все на свой страх и риск.

Кого из самозанятых помимо нянь затронет закон?

Александр Калинин: Уверен, этот режим должен распространяться широко, а не по установленному перечню. Видов деятельности очень много! Например, дизайнеры, многие из них работают в одном числе. Тренеры, программисты, массажисты, таксисты, электрики, помощники по мелким домашним работам, «мужья на час». А почему нет? Те, кто самостоятельно оказывает услуги, получают доход, те и приобретают статус самозанятых. Патенты для самозанятых могут быть также разные на разные виды деятельности.

Регион может самостоятельно определить, как воспользоваться режимом (ограничить виды деятельности, снизить стоимость патентов и т.д.). В минтруде опасаются, что под эту форму деятельности начнут мимикрировать действующие индивидуальные предприниматели (ИП). Мы убеждаем — этого не будет, если по истечении срока «налоговых каникул» финансово-экономический блок правительства предложит отдельный механизм налогообложения в виде «консолидированного платежа — патента» на отдельный временной налоговый период.

 

Поделиться: